Auburn

Фестиваль Ретролето 2022


 

илл.

Три стороны одной медали

Владимир КНЯЗЬКОВ


Исторический опыт учит - все империи неизбежно проходят через три последовательные стадии: период создания, более или менее длительный расцвет и, наконец, распад и гибель. Примеров тому предостаточно. Скрытые за плотной завесой веков империи Александра Македонского и Чингизхана, Великий Рим и Византия. В двадцатом столетии - Австро-Венгрия, провозглашённый "тысячелетним", но просуществовавший лишь краткий исторический миг, Третий рейх. И, конечно, почивший на нашей памяти СССР - империя, если не по названию, то по существу.

Безусловно, потрясения такого масштаба, непосредственно повлиявшие на судьбы целых континентов и многих поколений, ни в коей мере нельзя сравнивать с событиями насчитывающей чуть более ста лет истории автомобиля. И всё же... Всё же буквально сами собой напрашиваются некоторые аналогии. Одним из самых, быть может, наглядных примеров подобной аналогии служит эпопея американской промышленной "империи" Auburn-Cord-Duesenberg. Созданная во второй половине двадцатых годов, компания, помимо автомобильных заводов - Auburn, Duesenberg и Lexington - включала в себя моторостроительные заводы Lycoming Ansted, предприятие по производству узлов трансмиссий Columbia, несколько более мелких заводов, разбросанную по всей стране сеть демонстрационных залов и ряд зарубежных представительств.

За недолгий период своего существования - чуть больше десяти лет - компания выпустила несколько моделей, названия которых золотыми буквами вписаны в историю не только американского, но и мирового автостроения. Auburn Speedster, Cord 810/812 и Duesenberg J/SJ по единодушному признанию многих историков и экспертов входят в сотню лучших автомобилей всех времен.

А стоял за всем этим один человек - Эрретт Лоббен Корд (Errett Lobban Cord). He имея ни инженерного образования, ни опыта практической работы, он слабо разбирался в автомобилях, но был непревзойдённым экспертом в вопросах, касавшихся их продажи. По некоторым оценкам, Корд был и до сих пор остаётся едва ли не лучшим специалистом по маркетингу, которого знала Америка.

Технические же его идеалы основывались скорее на продиктованных требованиями моды и престижа соображениях, нежели на конструктивной целесообразности.

Корд появился на свет где-то в Миссури в 1894 или 1898 году - на сей счёт сведения из различных источников расходятся. Обладая врождённым талантом к торговле - говорят, он мог продать даже воду утопающему, - Эрретт к своему 21-му году трижды успел сколотить капитал и трижды его потерять. Отличаясь широтой интересов, Корд, в конце концов, сумел добиться больших успехов в бизнесе, не имеющем ничего общего с автомобилями - продаже земельных участков, создании одной из первых радиостанций поп-музыки и, наконец, производстве урана. Но всё это пришло позже, а пока, в самом конце первой мировой войны, Корд с оставшимися в кармане после очередного финансового краха 45 долларами устроился на работу в чикагскую компанию по продаже шикарных автомобилей марки Moon. Начав со скромного места рядового продавца, Эрретт очень быстро поднялся по служебной лестнице до должности генерального менеджера со своей долей в прибыли фирмы. Перебравшись в Лос-Анджелес, Корд к 1924 году располагал заработанным в качестве комиссионных капиталом в сотню тысяч и подыскивал подходящее предприятие для выгодного его вложения. Таковым предприятием стал обладавший значительным техническим потенциалом, но оказавшийся на грани банкротства завод Auburn.

Ветеран гражданской войны Чарльз Эккарт открыл в 1874 году в городке Обэрн, штат Индиана, мастерскую по производству экипажей. Его сыновья Френк и Моррис, рассудив, что автомобили - бизнес более перспективный, основали в 1900 году на базе разросшегося отцовского предприятия автомобильную фирму, названную в честь родного городка Auburn Automobile Company. Их первенцем стала простенькая одноцилиндровая машинка на сплошных шинах и с примитивным рычагом вместо рулевого колеса. Четыре года спустя братья добавили к своему мотору второй цилиндр, ещё через четыре года - ещё пару, а в 1912 году выпустили модель "6-50" с шестицилиндровым двигателем мощностью 41 л.с.

Автомобили Auburn ничем особенным не выделялись на фоне продукции множества других небольших фирм. Порой они даже рекламировались как "удовлетворительные" - определение, вряд ли вызывавшее энтузиазм у потенциальных покупателей. Дела братьев шли не блестяще, и в 1919 году контроль над компанией перешёл к Уильяму Ригли младшему, сделавшему состояние на производстве той самой жевательной резинки, от телевизионной рекламы которой почти все мы стонем каждый вечер. Что, впрочем, не спасло положения, В условиях послевоенной депрессии продажа автомобилей неуклонно сокращалась. В 1924 году производство скатилось до рекордно низкой отметки шесть машин в день, но и их не удавалось реализовать. Auburn оказался на грани банкротства.


илл.

И вот тут-то на сцене появляется главный герой нашей истории - Эрретт Лоббен Корд. Приобретя контрольный пакет, он стал главным управляющим компании.

Бросив единственный взгляд на скопившиеся на заводском дворе семь сотен непроданных машин, новый босс распорядился немедленно вернуть их в цеха на доработку - там, где другие видели полупустой стакан, Корд видел стакан наполовину наполненный. Автомобили перекрасили, добавили немного хрома тут и там, слегка изменили силуэт за счёт нового низкого складного верха, и вся партия была продана с полумиллионной прибылью. Завод рассчитался с долгами, Корд скоро стал вице-президентом, а в 1926 году - президентом компании.

За пять следующих лет продажи возросли в несколько раз. Корд попутно приобрёл завод авиационных двигателей Lycoming и специализирующуюся на производстве экзотических автомобилей фирму Duesenberg.

В период до Второй Мировой войны спортивные автомобили были большой редкостью на американском рынке. Одним из них можно считать, впрочем, весьма условно, появившийся в 1928 году Auburn Speedster модели 8-115 с 4,4-литровым рядным восьмицилиндровым двигателем Lycoming мощностью 115 л.с. Особенностью его конструкции было горизонтальное расположение клапанов. Машина имела трёхступенчатую коробку передач, механические барабанные тормоза, подвеску на полуэллиптических рессорах и тяжёлую лонжеронную раму. Ничем, с точки зрения механики, не выделявшийся автомобиль привлекал своим необычным внешним видом - высокий силуэт со складным мягким верхом над двухместным кокпитом, сильно наклонённое назад в стремлении придать облику больший динамизм V-образное ветровое стекло, скруглённая задняя часть кузова и двухцветная контрастная схема окраски - всё это выгодно отличало новую машину. Мощный двигатель был способен разогнать этот тяжёлый автомобиль до скорости более 140 км/час, а экспериментальная модель с закрытым алюминиевым кузовом купе на укороченном шасси была ещё более скоростной, но единственный её экземпляр был уничтожен пожаром во время автомобильной выставки в Лос-Анджелесе в 1929 году.

Всё складывалось как нельзя лучше, и будущее представлялось ясным и безоблачным. Но разразившийся в 1929-м биржевой кризис, разоривший тысячи фирм и разом лишивший работы и сбережений миллионы людей, тяжело ударил и по империи Корда. Чтобы остаться на плаву, Корд резко уменьшил расходы, прежде всего на разработку новых и модернизацию старых моделей. Кроме того, он решил сократить модельный ряд, сконцентрировав все усилия на наиболее дорогих машинах, приносивших большую прибыль. Корд полагал, что, несмотря на депрессию, он сможет выгодно продавать всё что угодно, лишь бы это имело привлекательный внешний вид. В1932 году на дешёвое старое шасси установили новый мотор Lycoming V12 объёмом 6,4 литра с горизонтальными клапанами, двумя карбюраторами и объявленной мощностью 160 л.с. Один из таких автомобилей развил скорость 162,17 км/час во время испытательных заездов.

Даже с прошедшим небольшой рестайлинг стремительным кузовом speedster, новая модель Auburn предлагалась по цене втрое дешевле конкурентов. Как оказалось, именно в этом крылся просчёт Корда. Покупатели, бывшие в состоянии приобрести двенадцатицилиндровый автомобиль, не хотели брать дешёвую модель. А те, кого интересовали недорогие машины, не считали нужным тратиться на лишние, по их мнению, цилиндры. Поэтому производство V12 прекратили в 1934-м, а со следующего года Auburn вернулся к старой схеме - рядная 4,6-литровая восьмёрка. Но на этот раз с центробежным компрессором, позволявшим снимать 148 л.с. К традиционной трёхскоростной коробке добавилась ещё одна - двухскоростная в блоке с задним мостом. Новая модель - А851 Speedster стала таким образом первым американским автомобилем с шестискоростной трансмиссией! Ко всеобщему изумлению, новый Auburn мог двигаться практически бесшумно на верхней шестой передаче при скорости около 100 км/час, так как великолепно сбалансированный двигатель устойчиво работал в режиме низких оборотов. Это было достоинством, к которому Cadillac стремился многие годы ценой немалых затрат...

К работе над кузовом привлекли Гордона Бьюрига, ведущего стилиста фирмы Duesenberg. Он буквально творил чудеса с оставшимися в запасе кузовами 12-цилиндровой модели, найдя простое и изящное решение - отрезать заднюю часть и сделать взамен новую, заострённую в плане. Так появился знаменитый "boat-tail" - "лодочный хвост". Изменилась форма крыльев и радиатора, сбоку капота появились четыре гофрированные выхлопные трубы и хромированные таблички с надписью "Super-Charged". Автомобиль легко развивал 160 км/час и даже установил ряд рекордов скорости.

Всего около пяти сотен экземпляров модели 851 было выпущено в 1935 - 36 годах. И каждый нёс на торпедо табличку с автографом испытателей Уэйда Мортона или Эба Дженкинса, удостоверявшую, что машина испытана на скорости 100 миль в час. Конечно, маловероятно, что испытаниям подвергались все автомобили подряд, но публику эта табличка приводила в трепет.

Слегка изменённая внешне модель 852 появилась в 1936-м, незадолго до последовавшего год спустя крушения империи Корда. Компрессорные спидстеры не спасли Auburn от краха. Зато сейчас уже мало кто помнит, что, ставший бессмертным классиком, автомобиль был на самом деле не более чем дешёвой машиной с показным блеском.


илл.

В плане моделей Auburn повезло меньше других. Возможно потому, что из всей троицы машины этой марки были самыми доступными и не несли на себе печати ярко выраженной индивидуальности. За исключением модели 851 Speedster. Вполне естественно, что именно этот последний автомобиль больше других привлёк к себе внимание модельных фирм. Прежде всего, здесь нельзя не упомянуть широко распространённую, продававшуюся некогда в СССР, модель Matchbox серии Yesteryear в двухцветной окраске. Гораздо менее известна другая копия той же машины, выпускавшаяся в виде "кита" или готовой модели английской фирмой Western Models в 70 - 80-х годах прошлого века. По сравнению с Matchbox авторы этой миниатюры уделили больше внимания деталировке и соблюдению масштаба. Но и без ложки дегтя тут-увы! - не обошлось. Существенный недостаток модели Western - заметное искажение пропорций передних и задних крыльев. Поэтому в процессе её сборки требуется значительная доработка, направленная на изменение их формы и размеров. Затраченные усилия вполне себя оправдывают, ведь их результатом может стать аккуратная, достоверно выглядящая модель.

Наконец, для самых продвинутых коллекционеров существует ещё одна английская фирма -Minimarque 43,- в производственную программу которой входят несколько моделей Auburn, включая экспериментальный Cabin Speedster 1929 года. Модели этой компании выпускаются вручную небольшими тиражами - от 100 до 500 экземпляров, отличаются исключительно высоким качеством копирования, окраски и сборки. Зато и от цены таких моделей иной раз перехватывает дыхание, она может зашкаливать за $250!





Это место сейчас свободно


Баннер 4x4tundra