БОльшая Америка

Фестиваль Ретролето 2022



 

БОльшая Америка.


Текст и фото: Владимир
Андрей "Котофей" Кочетов

Молодость способна на смелый поступок. Порой даже безрассудный. Мне было 18, и я мечтал увидеть мир, настоящий живой, а не "Клуб путешественников" в маленьком квадрате телеэкрана лёжа на диване. Сказано - сделано! В Москве я нашёл работодателя из Аризоны и поехал в Америку работать кассиром в магазин индейских сувениров.
В Штатах меня прозвали "Бо". Почему? Всё очень просто. Как-то мы сидели в кафе с американцами, общались. Они спрашивают, как меня зовут. Я отвечаю: "Владимир". Они: "Как, как? Во-ло-дьи-мьир?.." В общем, начинают "ломать язык". Я уж и так, и сяк, и на бумажке написал... Не поддаётся моё имя американцам. Я замучился. Сижу, а сам машинально на листке пишу по-русски: "ВОВА". Они оживились: "Как, как? БО-БА?... О-Кей! Будешь "Бо"!" Вот так ко мне прилипло это имя. Честно говоря, я первое время пытался с ним бороться, но потом плюнул.
С детства, как у многих мотоциклистов, у меня была мечта проехать по Route 66 на мотоцикле, попасть в Стуржис, Дайтону, посмотреть "Харлей-Дэвидсон Шоу" в Милуоки именно день его рождения... Да просто проехаться по легендарной Америке так, как Питер Фонда и Дэннис Хоппер в фильме "Easy Rider", вдохнуть воздух настоящей дорожной романтики и свободы. Это была призрачная мечта, но в какой то момент я понял, что стою в двух шагах от её осуществления. С этого момента все мои силы были направлены на воплощение её в жизнь.
В Аризоне находится самая крупная индейская резервация, где большинство индейцев живут за счёт изготовления сувениров и их продажи. Это национальная одежда, ковры, ювелирные украшения и многое другое. Продают они их через огромную корпорацию "Кзонтерра" которая контролирует почти все самые крупные национальные парки Америки (в том числе и Большой Каньон). Покупая у индейцев готовый продукт за 20$, корпорация продаёт его за 100$, а индейцы живут в абсолютной нищете. Их организм не расщепляет алкоголь, как у некоторых северных народностей, поэтому в Большом Каньоне вообще запрещена продажа алкогольных напитков. Вследствие чего они очень много курят и употребляют всякие пийоты, кактусы и т. п. Когда я читал Кастанеду, мне казалось, что все эти рассказы про индейские эксперименты с разумом давно в прошлом, однако всё оказалось правдой и, кстати, американцы побаиваются индейцев и обходят стороной их поселения, потому что коренные жители америки до сих пор шаманят и общаются с духами, что кажется большинству людей мягко говоря странным. Дурная репутация подтверждается странными фактами. Например, Большой Каньон славится большим количеством необъяснимых смертей и это не сказки. Индейцы считают его священным местом, к которому надо относиться с уважением.
Проработав в магазине несколько месяцев, у меня появилась возможность для воплощения своей безумной мечты и на выходных я отправился в Феникс (столица Аризоны) покупать Harley-Davidson "Sportster". Путешествие по Штатам автостопом - полная утопия, потому что ни один водитель никогда не остановится, если это не нищий мексиканец или индеец. Пока я в течение 3-4 часов ловили попутку, то успел дойти до ближайшей бензозаправки, где познакомился с водителем трейлера который рассказал, что если возьмёт меня и его остановит полиция, а я не буду вписан в путевой лист, то он влетит на крупный штраф. То есть водители трейлеров официально не имеют права кого-либо подвозить. В конце концов около меня остановился индеец на классическом американском пикапе. Я залезаю к нему, и мы несёмся 85 миль/час (при ограничении 60 миль/час). Минут через десять он мне говорит: "Чувак! Садись за руль, а то я хочу пожрать". Я отвечаю, что у меня нет ни прав, ни страховки. А он говорит: "Не думай, садись! Поставь на круиз-контроль 85 и не парься..." И вот я еду за рулём, он достаёт какую-то лапшу, ест её и всё это смачно закуривает "косяком". Я нахожусь в полном шоке от происходящего. А дальше происходит следующее: этот индеец чуть ни на коленях просит купить ему пива, потому что индейцам его не продают. Я ему объясняю, что мне 18 лет и пива мне тоже никто не продаст. В конце концов я уговариваю какого-то мужика, чтобы он купил мне пива (мой "благодетель" не имеет права его об этом просить, потому что он индеец)... В итоге, мы возвращаемся. Естественно, никакого мотоцикла я не купил. Картина такая: Гранд Каньон, в пустыне кактусы, в машине орёт AC/DC, я сижу в ковбойской шляпе за рулём и пью Budwеiser, всё в конопляном дыму... и тут нас останавливает полиция. Первая мысль - всё пропало, но мой сосед отсыпал представителям власти немного марихуаны и обменявшись добрыми пожеланиями велел мне ехать дальше, мотивировав тем, что это свои и вообще на этой дороге все полицейские - индейцы. В какой-то момент он переключает радио, а там играет "Born to be Wild" из фильма "Easy Rider". Тут у меня просто сносит крышу - это полное ощущение попадания в фильм. Я рассказываю, что первый раз общаюсь с индейцем и начинаю расспрашивать о их жизни. Он отвечает, что живут они в трейлерах, люди бедные, но гордые. В резервации живут четыре племени. Их племя называется Зуми. Оно одно из немногих, которые сохранили свой язык. Интересно то, что его бабушка и мама не говорят по-английски вообще. В конечном счёте он предложил заехать к нему и всё увидеть. Как я мог отказаться! Его жильё оказалось маленьким домиком, над которым висело штук 50 подков, одну из которых он предложил мне взять на память. Зайдя внутрь, мой новый знакомый достал банку из под пива и стал мастерить из неё устройство для курения марихуаны. Когда я отказался составить ему компанию он предложил мне попробовать настоящий индейский пийот. Я всегда являлся идейным противником употребления наркотиков в любом виде, но в тот момент у меня проскочила мысль: "Но это же пийот! Когда, если не сейчас?" А что вы хотите? Гранд Каньон, в руках подкова 19 века, я в жилище настоящего индейца, и этот индеец предлагает мне настоящий пийот!.. И я поддался. И решил фотографировать, потому что подумал, что никто, даже я сам себе не поверю, когда стану всё это вспоминать. Представьте себе пейзаж: красный закат, уже видно звёзды, пустыня, силуэты кактусов... и табун белых мустангов! Я понимаю, что никаких белых мустангов тут не может быть никак! Я хватаю камеру, начинаю фотографировать. Естественно, в таком состоянии я перепутал ручной режим с автоматическим. Но когда я стал проявлять плёнки, то увидел на тёмных снимках светящиеся глаза лошадей. Вот так! А позднее, когда он меня отвозил домой, я попросил его поговорить на языке Зуми и когда он со мной заговорил, то я поймал себя на мысли, что всё понимаю, причём лучше, чем его ломаный английский. Только утром, проснувшись и увидев над кроватью подкову, я поверил что всё это было на самом деле.
В следующие выходные мы с другом снова совершили рывок в Феникс и на этот раз удачно, я стал обладателем Honda VTX 1800, о чём я раньше просто не мог и мечтать. От идеи покупки "Спортстера" меня отговорили, объяснив, что за такие деньги я нормальный "Харлей" не куплю, а ненормальный до Нью-Йорка не доедет. Я должен был доработать ещё месяц, договорился со своим боссом чьи предки были родом из Ростова на Дону, и уволился на месяц раньше, чем было записано в контракте. Оказавшись на свободе, я позвонил своему новому знакомому - индейцу и сказал, что мне бы хотелось пожить у них несколько дней. Опустив рассказ про то как я жил в резервации - это отдельная история, скажу, что когда я уезжал, начиная своё путешествие, индейцы подарили мне фотографию Вождя, по их поверию - настоящего хозяина американской земли, дух которого витает везде. Они приклеили эту фотографию скотчем на бак и завещали смотреть на неё почаще, чтобы его дух хранил меня в пути.
Так началось моё путешествие. Ощущение сбывающейся мечты, сна, мысль, что такого быть не может, потому что не может быть никогда. Ситуация такая: прерия, кактусы, жара, я в майке на чоппере, а впереди месяц (а может и более) времени и чужая страна, о которой ты почти ничего не знаешь. Я абсолютно один, без телефона и без точного маршрута, и моё главное желание - ехать туда, куда дует ветер. Узнавая о том, что я еду в Нью-Йорк, абсолютно все считали это безумием, рассказывая разные страшные истории про хиппи в Орегоне, которые живут, грабя туристов, о техасских ковбоях, живущих по своим понятиям, которые могут тебя убить за одно неправильно сказанное слово и т. п. Вместе с навеянным рассказами страхом у меня в начале пути было главное - реальное ощущение абсолютной свободы, возможности ехать куда захочешь, ограниченной лишь скромным бюджетом в 1200$, не считая отложенных на паром. Изначально был план доехать до Лос-Анджелеса, потом оттуда до Нью-Йорка, проехав часть пути до Чикаго по знаменитой Route 66. Это было примерно 3500 миль и, честно говоря, денег хватало практически только на бензин. Как потом оказалось, проехать пришлось в три раза больше.
Первым пунктом назначения был Лос-Анджелес, где мне предстояло решить две проблемы: найти фирму, которая в конце моего пути отправит мой мотоцикл паромом из Нью-Йорка в Хельсинки (продать его я уже не успевал) и нужно было оформить страховку,
Мой путь из Гранд Каньона на запад пролегал через пустыню Невада. В августе днём здесь практически всегда +50С. В какой-то момент я решил съехать с основной трассы, чтобы полюбоваться видами. Здесь у меня кончился бензин и вот в эту жару в полной амуниции я толкал мотоцикл 2 дня! В конце концов я потерял сознание и очнулся в больничной койке под капельницей с глюкозой. Обезвоживание организма! Меня подобрали какие-то фермеры, которые оказались там абсолютно случайно. Каким образом они дотащили мой мотоцикл - не знаю, но он стоял на парковке перед больницей - одноэтажным щитовым домом. Так вот, очнулся я в одежде, в шоковом состояние выскочил на улицу, попытался завести мотоцикл - не заводится. Такого подвоха от судьбы да ещё в самом начале путешествия я не ожидал. Получилось, что "Easy Rider" превращается в борьбу за выживание. Каким-то чудом раздобыв галлон (3,7 литра) бензина, я кое-как завёл мотоцикл и пулей улетел из этого городка.
Я еду по трассе в сторону Лос-Анджелеса и вижу указатель "Лас-Вегас". Естественно, я не смог устоять. В "Городе порока" я провёл пару дней, причём всё ещё без страховки (очень серьёзное нарушение, штраф порядка 3000$ и арест транспортного средства), но я решил рискнуть, ведь в Америке не останавливают просто так, только за нарушение. Получилось! Не поймали.
И вот я наконец в Лос-Анджелесе! Прежний хозяин моего мотоцикла обещал выслать страховку по факсу, как только я доеду до места и перезвоню ему. Я решил сделать это из ближайшего кафе, заодно и поесть. Но не тут то было! У него постоянно работает автоответчик. Я в ужасе! Поездка срывается! Что делать?.. И тут я вспомнил, что когда летел в Штаты, в самолёте познакомился с девушкой Эсмик, армянкой американского происхождения. Это единственный человек, которого я знал в Лос-Анджелесе, и решил ей позвонить. Она обрадовалась, говорит: "Давай я подъеду, тебя заберу. Ты сейчас где?" Я называю район, где я нахожусь, а она отвечает: "В этот район я не поеду!.." В конце концов она всё-таки меня оттуда забрала, собрав в подмогу немаленькую "тусовку" друзей чуть ни на десяти машинах, в то время как я жрал гамбургер, сидя на бордюре в обществе такого-то чёрного. Она жила в районе Глендейл. Это чисто армянский район, где все, начиная от полицейского и заканчивая дворником - армяне. Остановится у неё я не мог, потому что по их понятиям молодой человек не может просто так остаться ночевать у незамужней девушки. Пришлось искать самый дешёвый мотель. Он был найден где-то на окраине города всего за 30$ (смешная цена по меркам Лос-Анджелеса).
Во второй день моего пребывания в Лос-Анджелесе, я познакомился с Джей Си, хозяином кастом-мастерской "J.C. Custom Motorcycles". По-моему, по происхождению он поляк. Этот человек интересен тем, что объехал на чоппере практически весь мир, небезуспешно поучаствовал в огромном количестве разнообразных соревнований и в конце решил, что поселится в Америке и откроет своё кастом-ателье. В мастерской он работает абсолютно один. Во время моего пребывания в Лос-Анджелесе, я немного поработал у него (подавал ключи). На память у меня остались некоторые штуки по тюнингу на моём мотоцикле. Джей Си - абсолютно самодостаточный человек, живущий в гармонии с самим собой. Когда я уезжал, он вручил мне свою визитку и сказал, что если я не смогу реализоваться в жизни, то могу в любой момент приехать и подавать ему ключи сколько захочу. В течение трёх дней я безуспешно пытаюсь дозвониться до продавца мотоцикла и в конце концов понимаю, что времени у меня больше нет и что я остался без страховки. Тогда я еду в город, захожу в страховую контору и говорю: "Мне нужна страховка на мотоцикл". Они говорят: "О.К. Давайте посмотрим... Вам 18 лет - самый дорогой коэффициент. Мотоцикл 1800 "кубиков" - тоже самый дорогой коэффициент. У вас международное водительское удостоверение, нет собственности в США и т.д. и т.п. Исходя из всего этого стоимость вашей страховки составит 5000$ на полгода". Всё!..
По этому поводу мы с Эсмик напились в каком-то баре, где я познакомился с невероятных размеров вышибалой, бывшим членом Hells Angels MC в Германии и профессионалом в бильярде, в который он сделал меня несколько раз, даже дав мне фору, играя другим концом кия. Проснувшись на следующее утро, я осознал, что "продудел" пять дней и кучу денег, так и не решив вопросы со страховкой и паромом. В этот момент мне звонит Эсмик и говорит: "Собирайся, поехали!.." Я покидаю мотель (не оплатив последний день проживания), после чего очень долго еду за её машиной через весь город. В конце концов мы приезжаем в какое-то непонятное место, спускаемся в полуподвальное помещение, а на встречу "выкатывается" личность кавказской национальности с явными признаками ДЦП или что-то в этом роде: на кресле-каталке, со скрюченными руками, слюни изо рта, подбородок набекрень. Эсмик объясняет ему: "Это мой друг. Ему надо помочь". Личность жестом показывает, чтобы я следовал за ним, и выкатывается в другую комнату. Видимо он уже был в курсе моих проблем, потому что он молча взял мои документы, единственным работающим пальцем набрал что-то на компьютере и выдал мне какой-то листок, который должен был изображать страховку, запросив за услуги 100$. На страховку это было мало похоже, но сопоставив 100$ против 6000$ и подумав, что может эта "филькина грамота" и прокатит, согласился. По крайней мере это шанс. Как потом оказалось, отец этого человека - владелец страховой конторы, которая страхует всех армян Лос-Анджелеса. Принцип её такой: цена маленькая потому, что в страховом случае тебе ничего не выплачивается, но она есть в полицейской базе данных и с ней реально можно ездить. Меня это вполне устроило. Забронировав место на пароме за 700$, которые сняли с моей карточки, я наконец покинул "Город Ангелов".
Первую ночь пути я провёл в мотеле и понял, что это дорогое удовольствие и моих денег так ни на что не хватит. А на следующий день я познакомился на заправке с тётушкой, которая рассказала, что они, как настоящие байкеры, в своё время путешествовали со спальниками. Это была хорошая мысль, и я приобрел комплект "спальник+палатка" со скидкой за 49$.
Я еду вдоль Атлантического побережья в сторону Сан-Франциско. Дорога обалденная (серпантин, пейзажи), но чертовски холодно от дующего с океана ветра, а если на нём начинаются какие-то волнения, то выпадает изморось, похожая на мелкий дождик. Ночи тоже очень холодные, воздух влажный, а под утро выпадает конденсат. Через некоторое время я понял, что ехать так невозможно. К тому же, приближался вечер и надо было искать место для ночлега. Но где его найти непонятно: с одной стороны скала, с другой - обрыв. Каким-то чудом я нашёл съезд к береговой линии, где тут же увидел надпись "No Camping". Я подошёл к делу с русской смекалкой. Ведь для американцев "Camping" - это палатка, а я палатку ставить не стал, а улёгся спать просто в спальнике, не снимая одежды. Ночь, тишина, океан и огромная луна со светящейся дорожкой на глади воды, от которой светло, как от гигантского фонаря. Красотища! Опьяняющее чувство нереальной свободы. Основные проблемы решены и кажется, что вот теперь начнётся сказка. Залезаю в спальник, но спится плохо от холода и нервного напряжения. Я первый раз спал в спальнике под открытым небом. И в какой-то момент я просыпаюсь от того, что кто-то бьёт меня ногами в живот. Бьют несильно, но бьют ногами. Я высовываю лицо из спальника, а в глаза мне бьёт луч света. Естественно, шок! Я пытаюсь судорожно вылезти по ходу осознавая, что я лежу почти в воде, в абсолютно мокрой одежде. Естественно, молнию заклинило! Вот так протекли несколько секунд настоящего животного страха, в голове была только одна мысль: "Всё, приехал!..". Оказалось, что это были рейнджеры, которые проезжали мимо, смотрели, всё ли в порядке. Как выяснилось позднее, затопило меня приливом, а спать я улёгся в каком-то очередном национальном парке. Мне говорят: "Собирайся и уезжай!". Я начал было просить дать мне пару часов поспать, объяснять что я путешествую... Но кто ты, что ты, путешествуешь или ещё чего - их это не волнует. А волнует их только одно - чтобы ты убрался с территории, которую они охраняют. Я начинаю привязывать на мотоцикл свои мокрые вещи. Холод страшный! Я весь мокрый и продрогший, облепленный песком, забираюсь на мотоцикл и стиснув зубы от мороза, еду. В голове только одна мысль: "Зачем мне всё это было надо?! Где "Easy Rider"?!". К утру я всё-таки остановился в каком-то поле, поставил палатку, завалился спать и проспал почти весь день. Проснувшись к вечеру, я собрал палатку и поехал дальше. Ехал почти всю ночь, в конце концов добрался до пригорода Сан-Франциско. И опять повторяется та же история: все кемпинги полные, в мотелях нет мест. Езжу, езжу... И тут вижу байкерский гараж. Кругом "Харлеи", мужики газуют, движуха! Я останавливаюсь на светофоре, а рядом со мной останавливается мужик на красном "Харлее" и начинает подгазовывать. Я тоже подгазовываю. Тут включается зелёный свет и мы срываемся с места. Я всё-таки обгоняю его на своих 1800 кубиках. На следующем светофоре он меня догоняет. Мы с ним делаем пару кругов по городу, просто катаемся, практически не разговаривая. В конце концов мы выехали обратно к этому гаражу, остановились и разговорились. Я в порыве расстроенных чувств выложил ему историю про все свои "геморрои", а он и говорит: "Отлично! Мы тут с друзьями отдыхаем и ты можешь присоединиться. А палатку можешь поставить на моём участке, жена будет не против". Я согласился.
В России есть традиция: вечерами мужики собираются в гараже, вечно чинят какие-нибудь "Жигули" и бухают. В Америке ветераны Вьетнама тоже собираются по вечерам, пьют пиво и собирают мотоциклы. Это тоже традиция. И я попадаю на одну из таких тусовок. Немного пообщавшись с собравшимися, я иду ставить палатку, залезаю в неё и пытаюсь поспать, успокоенный хоть какой-то безопасностью. Не тут то было! В палатку просовывается голова со здоровенными усищами и в жилетке, одетой на голое тело. С трудом понимаю, что он хочет со мной познакомится и предлагает поехать к нему, чтобы я мог принять душ. Я уже почти заснул, но слово "душ" вывело меня из оцепенения, ведь даже в трусах у меня был песок. Я вылез из палатки, мы немного пообщались, и когда я уже начал грузить вещи на мотоцикл, то увидел торчащий из под жилетки "ствол". О-го!.. Оценивая ситуацию по-российски, я подумал, что пистолет может носить либо полицейский, либо бандит. Но назад дороги нет, и я сажусь на мотоцикл и еду за ним. Этот челловек (на вид ему немного за 50) садится на свой Харлей и "дубасит" так, что я на своём "VTX" чувствую себя мопедистом. В его зубах сигара, усы и жилетка развиваются по ветру, от "прямотоков" дикий треск... И вот в таком режиме мы едем минут двадцать по какому-то серпантину, и в конце концов останавливаемся у его дома. Первое, что меня поразило: закатив мотоциклы в гараж он протянул мне идеально чистое махровое полотенце и аэрозоль: "Протри свой байк". Я с таким стерильным полотенцем даже в душе ни разу не был! Отказываться неудобно, и я протираю свой мотоцикл этим полотенцем, превращая его в грязную тряпку. Потом поднимаюсь в дом, получаю ещё одно махровое полотенце (но уже для себя), и иду в душ. Зайдя в душевую, я вижу огромное количество баночек с какими-то таблетками, подписанных от руки. Эти таблетки валяются по всей комнате, где поштучно, где горстями, и все они разных цветов и размеров. Я думаю: "Во попал! Если он и не бандит, то точно "торчок". Помылся, выхожу и вижу, что комната погружена в темноту, посередине стоит какой-то агрегат, который испускает голубоватое свечение. Под впечатлением всех происшедших со мной вещей, я окончательно теряюсь, осознавая, что у меня "едет крыша", и я не удивлюсь, если в довершение всего попаду к инопланетянам. Я начинаю звать хозяина, и тут крышка этого агрегата открывается и из него в сине-неоновом свете появляется мой новый знакомый. Меня чуть инфаркт не хватил! Оказывается, он просто установил у себя дома горизонтальный солярий и в данный момент находился внутри этого "бутерброда".
Мы разговорились. Оказалось, что этот человек - генерал морской пехоты Джеферсон Бурбон, участвовавший практически во всех военных конфликтах США за несколько последних десятилетий. Дом его набит оружием, от современных образцов до коллекционных экземпляров, на стенах награды, в том числе врученные лично президентом, фотографии, военные плакаты. В спальне над кроватью - авиационная бомба. На участке стоят мраморные плиты в память о боевых деяниях хозяина, а над домом каждый день поднимается национальный флаг. На вопрос о пистолете, висящем у него подмышкой, он ответил, что его вручил ему лично президент, и он имеет право его носить. Он может пристрелить любого или в пьяном виде начать стрелять по колёсам полицейской машины, и его оправдают, потому что он подставлял собственную задницу за свою страну в "горячих точках". Я слушаю его рассказы и понимаю, что этот мужик - полный беспредельщик! У него абсолютно безумные глаза, пистолет и целая куча таблеток в ванной, которые он жрёт. Генерал мне доказывал, что нужно легализовать наркотики, что это колоссальный бизнес, что копы с этого имеют долю, что пока это бизнес, побороть наркомафию невозможно, что по тем же причинам нужно легализовать проституцию... Говорили о многом, даже о смысле жизни. Мне было интересно, как и чем живёт человек. "Хочешь знать, что я думаю об этой жизни?" - спросил он, взял лист бумаги, фломастер и жирно написал: "JUST NOW!" На меня смотрели его безумные глаза, он тыкал мне в нос этим листком и говорил: "Видишь?! Если ты хочешь что-то сделать, если ты о чём-то думаешь, если хочешь прожить жизнь не зря, сделай это ПРЯМО СЕЙЧАС! Не говори себе: я высплюсь, я вырасту и сделаю это потом, сейчас я не могу или не хочу. Если тебе что-то нужно - сделай это ПРЯМО СЕЙЧАС, потому что "потом" не будет!" Позднее это "JUST NOW!" я приписал себе на бак рядом с индейцем. В общем, говорили обо всём и проговорили всю ночь. К утру, когда я уже почти ничего не понимал от усталости, он говорит: "Пойдём, я покажу где ты будешь спать, а то ко мне должна прийти девушка". Я спрашиваю: "А ты женат?". Он отвечает: "Да. Но это моя любовница. У меня вообще-то их три". И действительно в дом скоро вошла 20-летняя девушка, а мужику-то на вид лет сильно за пятьдесят, вот ведь здоровье!
Когда он вёл меня спать, я спросил: "Я знаю, как вас зовут. А почему вы ни разу не спросили, как зовут меня?". Тогда он уставился мне в глаза и сказал: "Когда я попал во Вьетнам, мне было 18 лет. Я воевал там три года, и за эти три года я потерял всё моё подразделение. Я носил отдельные части тел моих друзей, я был в плену, я оставил там очень многое. И за эти три года для меня перестали существовать имена. Для меня существует только порядковый номер, номер жетона. Проще хоронить номер, а не имя человека. К имени проще привязаться, его тяжелее терять. Поэтому со времён Вьетнама я не спрашиваю имён". Тут я осторожно спрашиваю у хозяина: "А что это за баночки такие?.." На это он ответил, что после Вьетнама не прошло ни одного дня, чтобы в его мозгу не прокрутился хотя бы один фрагмент той войны, он постоянно в состоянии войны. У человека пять степеней состояния сна, а он попадает лишь в первую - лёгкая дремота. Но чтобы в неё попасть, ему нужно сожрать пригоршню разных препаратов.
Утром, когда я проснулся, мы сели завтракать. Я увидел на холодильнике фотографию, на которой стояли три парня и две девушки, причём девушки откровенно восточного типа. Я спросил его: "А кто изображён на фотографии?". "Это всё мои дети, - ответил он, явно нажимая на слово "мои". - Они все для меня равны, и я их одинаково люблю". Потом он пояснил, что все свои награды и привилегии он получил убив около 200 человек. И некоторое количество лет назад он поехал во Вьетнам и удочерил двух сирот. Переосмысливая свою жизнь, он постарался этим что-то изменить. Сейчас дети выросли и живут самостоятельно в разных концах Америки. Он оставил мне их телефоны, и позднее я встретился с одной из его дочерей в Балтиморе. Бурбон - интереснейший человек! Развлекал меня, как мог. Например, стоим у него во дворе, а он протягивает мне верёвочку и спрашивает: "Не хочешь попробовать мой "Gun Machine"? Я тяну за верёвочку, пытаясь сообразить, что такое "Gun Machine", и тут раздаётся оглушительная пулемётная очередь, после которой у меня несколько месяцев звенело в ухе. Как рядом с ним живут соседи - не понимаю!
Выезжая из Сан-Франциско, я вспомнил слова своего бывшего шефа о том, что человек, находящийся в США по рабочей визе, должен работать и миграционная служба должна быть в курсе твоего места пребывания. Если ты увольняешься, то должен предупредить о своих планах миграционную службу. И тут я ощутил шаткость моего положения: уже две недели никто не знает где я. К тому же, я очень подозрительная личность - в Америке никто не путешествует так, как я (один с палаткой). Обычно это куча трейлеров, набитых всякой требухой вплоть до джакузи. Я решил всё-таки позвонить в миграционную службу, где мне сообщили, что вследствие моего 2-недельного отсутствия мои документы были подготовлены для объявления меня в розыск. Пытаюсь объяснить девушке на телефоне свою проблему, упрашивая мне помочь. На следующее утро на работе она чудом выцепила мои документы, которые были уже подготовлены для отправки в полицию или ФБР.
Кроме того, в Сан-Франциско я провёл один вечер за так называемым "хождением в люди". Мне пришла в голову мысль, что самые колоритные люди - это бомжи. Они знают настоящие реалии жизни. Дело в том, что концепция моей амуниции была такова: чтобы не таскать с собой кучу вещей, я имел два комплекта одежды - чёрный кожаный для езды и белый хлопчатобумажный для прогулок в местах моих остановок. Так вот, я весь в белом забрался в самый отстойный район и общался с бомжами весь вечер, слушая их истории жизни. Не знаю, чему верить, а чему нет, но это было интересно. Выезжая из Сан-Франциско, я вспомнил, что Эсмик дала мне контакт своей подруги, которая живёт в трейлерах в Орегоне. Орегон - это северный штат, абсолютно идентичный по климату и природе средней полосе России. Каждый штат имеет свой колорит: в Техасе - ковбои, в Аризоне - индейцы, а в Орегоне - хиппи. Живут они там с самого зарождения движения и уже приобрели статус аборигенов. Я еду туда и некоторое время провожу в хиповской коммуне. Что такое хиппи, пожалуй, все знают, поэтому обойдусь без подробностей. Но полное ощущение попадания в 60-е мне было обеспечено. Они точно такие, как в книгах или фильмах, правда достаточно много людей преклонного возраста, видимо живущих здесь с тех самых пор. И что меня поразило, дети этих бабушек и дедушек учатся и работают в больших городах, пытаясь достичь определённого веса в обществе и положения в современном обществе, а их родители, оставшись на уровне мировосприятия 20-летних, всё также живут в трейлерах, ходят в хламиде и курят "травку".
По дороге в Орегон на бензозаправке я познакомился с Роном, баптистским священником. Он ехал на своём стареньком "Спортстере" в ту же сторону, собираясь навестить своего сына. Человек с любопытной историей. В молодости он вёл разгульную жизнь, познал , пожалуй, все возможные и невозможные грехи. К 50-ти годам одумался и решил замолить своё прошлое, приняв сан. Весь вечер он "грузил" меня библейскими темами, но чувствовалось, с каким вожделением он вспоминает минувшие дни. Уж не знаю, как его приняли в священники! Видимо у баптистов всё достаточно просто.
От Орегона до Южной Дакоты рукой подать, и я подумал, что сам Бог велел побывать в Стуржисе. Первое, что я увидел при въезде, это лагерь Hells Angels MC и два горящих спорт-байка, подвешенных на цепях между деревьев. Мне стало как-то неуютно, когда на баке одного из них я увидел надпись "Honda", но, видимо, прямоточный выхлоп сделал своё дело. Пробыл я там пару дней, но "крыша" у меня чуть не съехала. Во-первых, там нельзя ездить на машинах, и даже копы только мотоциклисты. Я думал, что у меня клёвый мотоцикл, но тут я понял, что клёвых я ещё никогда в жизни не видел. Огромное количество народу, многие с домашними питомцами, разряженными в кожу, все бабы без лифчиков и с силиконом. 50-летние татуированные мужики зажигают так, как в России ни один подросток не сможет. Упиваются, укуриваются, кадрят сразу по десять девчонок... Носятся на мотоциклах, "козлят" на "Харлеях" с 3-метровыми вилками... Мне присудили звание самого дальнего гостя (правда вне основной номинации) и звание "Iron But" ("Железная задница"), за что организаторами байк-шоу мне была вручена специальная пряжка. Плюс ко всему, они нашли представителей Honda, которые на следующий день абсолютно бесплатно поменяли мне покрышку, заменили масло, свечи и другие расходники. Я в абсолютном блаженстве уезжаю из Стуржиса. Безумное место! К сожалению кофр, в котором находились все сувениры и плёнки с байк-шоу, раскрылся во время движения и я "продудел" всё. Осталась лишь пряжка и отличные воспоминания. Какой чёрт меня дёрнул вернуться практически обратно - не знаю. Просто кто-то мне сказал, что рядом с Солт Лейк Сити есть красивейшие соляные озёра. Я еду туда, залезаю в это озеро... и меня оттуда вытаскивает какой-то местный дежурный коп, рассказывая, что здесь купаться нельзя, что соль всё разъедает и что много несчастных случаев. Всё-таки я туда окунулся, хотя ничего особенного я так и не увидел - большая солёная лужа.
Ночью я заехал в город Канзас Сити и остановился в первой попавшейся дешёвой гостинице за 18 долларов. Зайдя в номер я увидел картину из дешёвого боевика - комната с отслоившимися обоями и облупившейся штукатуркой. Примостившись на краюшке грязного дивана я попытался уснуть, но тут раздался стук в дверь, на пороге стоял огромный негр, который предложил мне раскошелиться на 50 долларов для того чтобы на утро мой мотоцикл остался на месте. Сторговавшись на 10, я лёг спать с неспокойной душой. Утром я понял, что волновался не напрасно. Выглянув на улицу, я понял, что нахожусь в центре чёрного квартала и судорожно собрав вещи вскочил на мотоцикл (слава Богу он стоял на месте) и уехал, бросив на произвол судьбы любимую зубную щётку и тапочки.
Одной из основных целей моего путешествия была трасса Route 66, но до этого момента я со своими метаниями захватил лишь небольшой её отрезок. Поэтому я принимаю решение вернуться обратно на легендарную дорогу и продолжить путешествие по ней. Для этого мне приходится, сделав крюк, возвратиться почти что начальную точку. В Оклахоме, наконец, выскакиваю на "66-ю" и дальше уже еду чётко по ней. Правда, проехал я по ней даст Бог одну треть и объясню почему. Да, она очень живописная, но во-первых, она двухполосная и с очень плохим покрытием, а некоторых кусков вообще нет, потому что она уже не является дорогой федерального значения и идёт параллельно современному хайвэю. Во-вторых, ограничение скорости по ней - 35 миль/час (60 км/час). Так что сколько смог - столько проехал. В окрестности города Флэгстаф есть музей, точнее музей-клуб "ROUTE 66", посвящённый истории этой легендарной трассы. Его особенность в том, что это не просто музей в обычном понимании, а бар и ресторан, выдержанный в соответствующем антураже и наполненный экспонатами, фотографиями и реликвиями. Я первый раз в жизни видел, как люди приезжают в музей попить пива.
Еду по Техасу. Помните фильм "Beyond the Law" с Чарли Шином, когда он въезжает в ковбойский бар на мотоцикле? В бар я, конечно, не заезжал, просто подъехал с перегазовочкой. Но кто знает порядки тех мест, тот скажет, что это я сделал зря! Но я то этого не знал! Кстати, меня много раз спасало то, что многих вещей я не знал. А может Бог помогал или дух старого индейца. Не знаю... Так вот, из бара вываливаются ковбои... А что такое ковбой в Америке? Это диагноз. Люди крайне ограниченные и крайне тупые. Они живут так, как жили их деды и прадеды: то же поле, тот же дом, тот же пикап, то же седло. Они пасут своё стадо, доят коров, пьют пиво и смотрят 100 каналов кабельного телевидения. Всё. Нет ни книг, ни интернета, только "телек" и пиво. Вообще вся жизнь в Америке проходит вдоль двух побережий, всё остальное - глубокая деревня. Так вот, вываливаются эти ковбои, и я понимаю, что скорее всего меня будут бить, возможно даже ногами. Но пока всё тихо и отступать поздно. Я захожу в бар и заказываю себе пива. Стою, значит, пью пиво и вижу, что напротив за столом сидит 45-летняя женщина в короткой юбке, казаках и рубашке, из-под которой чуть не вываливаются силиконовые титьки (силикон для Америки такая же норма, как для нас серьги в ушах). И эта женщина откровенно стреляет в меня глазами. Пока я размышлял как мне здесь выжить, эта тётка подходит ко мне и спрашивает: "Не хочешь ли ты попеть караоке?". Караоке? В Техасе?! Я отвечаю: "Хочу!" И уже поднабравшись пивка, пою какую-то классическую кантри-песенку. Кругом пьяненькая атмосфера, настоящий кабак. Как ни странно, всем понравилось, люди начали ко мне подходить, и через некоторое время вокруг меня начинается ажиотаж. В какой-то момент мы сидим и общаемся с моей новой знакомой, и тут к столику подходит девушка лет 25-и. Оказывается, она её племянница. И тут мне прямо в лоб говорят: "Будешь ночевать у нас". Мы едем к ним на ранчо какими-то серпантинами. Я оставляю там мотоцикл и мы с племянницей едем продолжать пить в какой-то бар. И в этом баре я первый раз за всю поездку нормально расслабился. Кто ездил далеко, хорошо знает, что подобно путешествие - это постоянный стресс. Приходится постоянно беспокоиться о том, где есть, где спать, где оставить мотоцикл, на какие деньги (которых у меня почти нет) и прочее и прочее... К тому же смена часовых поясов и климатических зон тоже дают о себе знать. Я похудел на 15 килограмм. В общем, напиваюсь я пивом, эта девушка грузит меня в машину, по дороге распеваю какое-то "кантри", и в какой-то момент осознаю, что начинаю к ней приставать. Кое-как мы доехали, я на автопилоте захожу в душ, а когда выхожу, вижу, что её нет. Я начинаю её искать и бегаю по ранчо, которое находится на высоком холме, и выходя из домика падаю со склона и качусь, качусь... Уже внизу понимаю, что назад мне не забраться. И вместо чистой и свежей постели, я сплю в грязной одежде в канаве. Часов в пять утра просыпаюсь от холода и кое как поднимаюсь к дому. В конечном итоге оказалось, что все мои усилия были напрасны потому что она лесбиянка. Вот так! Оказывается, что у неё есть жена и ребёнок. Мы завтракаем вместе с её женой и её ребёнком. Она мне рассказала про себя, что она из Сан-Франциско, что там законодательно разрешены однополые браки и поэтому это столица всех "голубых" и лесбиянок Америки. Ребёнок называет их "мама" и "мама". Он ходит в специальную школу, где у всех "мама" и "мама" или "папа" и "папа". Я с похмелья, в шоке и вообще с трудом понимаю что происходит. В общем, я доедаю и иду досыпать в нормальную постель. Через какое-то время в дверь раздаётся стук, меня поднимают и куда-то тащат. Я увидел 2 дерева, между которыми на двух верёвках висит бочка, а на бочке - седло. Меня сажают на эту бочку и начинают трясти и раскачивать, а я пытаюсь на ней удержаться. В конце концов, я плюхаюсь оземь, а мне говорят: "Ты хотел колорита - вот тебе колорит". Меня сажают в пикап и везут на местное родео. Там все как в кино: арена, трибуны, куча народу. Так вот, мы приехали, заходим во внутрь, и тут в громкоговоритель объявляют: "К нам приехал парень по прозвищу "Бо" из России! Сегодня он нам покажет класс на быке по кличке "Убийца чернокожих"!". Я аж присел! "Ну, - думаю, - вот и смерть моя пришла!.." Причём, я же вижу, как люди улетают с этих быков, как им достаётся копытами! Они с пяти лет учатся, чтобы залезть на этого быка, а меня пару часов повозили на бочке. Да к тому же, можно держаться только одной рукой. Одной! В общем, ведут меня через всю арену, чтобы все могли меня видеть. Кругом крик, свист, аплодисменты: "Давай Бо! Сделай этого быка!" А я ещё и в мотоциклетном "прикиде". В общем, я понимаю, что все эти ковбои затащили меня сюда, чтобы надо мной посмеяться. Меня посадили на быка, которому было лет триста выгнали его из стойла, а он стоит и не шевелится. Я понимаю, что родео не получится, что надо мной пошутили, что нет большего позора для ковбоя, чем сесть на такую клячу. Сначала я умирал от страха, теперь начинаю умирать от стыда. Суть да дело, подошли сзади, дали ему хорошего пинка, он вяло попрыгал секунд пять, я упал, все похлопали и покричали. Всё, я поучаствовал в родео! В общем, я отнёсся ко всему с юмором. Меня даже затащили на подиум, поздравили, вручили ковбойскую шляпу, а потом отпраздновали это дело в баре. На следующий день я поехал дальше на север.
Кстати, удалось побывать также на небольшом байк-шоу в Чикаго, которое устраивал местный клуб "Free Spirits MC". Отличные ребята! Байк-шоу в Америке несколько отличается от Российских прежде всего тем, что они значительно менее грандиозные. Просто клуб устраивает эдакое "пати" для всех желающих приехать. В Штатах огромное количество клубов и каждый считает своим долгом хоть раз в году устроить шоу. Беря в расчёт то, что сезон у них продолжается практически весь год, каждый уик-энд где-то что-то происходит. Фейерверки, конкурсы, пиво, веселье... Что такое байкер в России? Хорошо, если несколько раз за неделю он вечером выкатит свой мотоцикл. Тут же он просто этим живёт. Люди в своих жилетках спят, едят, ездят на работу. И так круглый год. Байкер здесь как монах: он ушёл в монастырь, принял постриг, надел на себя крест и рясу, и всё. Так до смерти.
После - Питсбург, Вашингтон, Нью-Йорк. В Балтиморе, откуда я должен был отправить на пароме свой мотоцикл. Встретился с дочкой генерала Бурбона. Я позвонил ей с просьбой у неё переночевать. Она оказалась очень весёлой восточной девушкой с американским менталитетом и встретила меня на огромном "Биг Футе". Она работала в сувенирном магазине, заехав в который, мы взяли коробку сигар. Не знаю, что это были за сигары, но обкурившись ими, мы всю ночь гоняли на мотоцикле по Балтимору. У неё я прожил два дня, после чего, загрузив мотоцикл на паром, вернулся на поезде в Нью-Йорк.
В аэропорту Кеннеди меня хватают полицейские. Собака унюхала что-то. Полный обыск, меня раздевают до трусов. Оказывается, что мои документы были завёрнуты в целлофан, в котором индеец держал свою травку и, видимо, запах сохранился. Меня тащат куда-то на дознание, но в конце оказывается, что существует минимальная доза наркотиков, которую можно при себе иметь. А так как у меня был только запах, то в конце концов меня отпускают.
Наконец я сажусь в самолёт, беру бутылку виски и, под впечатлением от последнего стресса, напиваюсь "в лоскуты". Проснувшись, я увидел в иллюминаторе Шереметьево-2. На автомате вышел, забрал из багажа сумки, иду по зелёному коридору и не понимаю, где я. В ушах свист ветра, рёв мотора, прерывистая разделительная полоса на серой ленте асфальта. Я захожу домой, сажусь на кухне и понимаю, что этот мир стал для меня чужим. Когда уезжал, все говорили, что у меня там будет культурный шок. Я получил этот шок, когда вернулся. Там я был свободен: сам себе хозяин, делаю, что хочу, еду, куда хочу, знакомлюсь с кем хочу. А здесь всё те же четыре стены, тот же вонючий подъезд, перед подъездом те же алкаши. Могу лишь уверенно сказать, что Америка сломала мне жизнь, но сломала в правильную сторону. Теперь я живу с лозунгом "Just Now!"




































































Это место сейчас свободно


Баннер 4x4tundra